www.s-migitsko.ru

Сергей Мигицко: "Комфорт и сцена – понятия несовместимые"

Порассуждать об этой профессии любят все. И недаром: ее представители всегда на виду, а их работа вызывает желание оценивать и комментировать. Но по-настоящему понять и объяснить суть актерской деятельности можно только «изнутри». И сегодня в гостях у «Вакансии.ру» народный артист России, актер петербургского Академического театра им. Ленсовета Сергей МИГИЦКО.

— Сергей Григорьевич, с чего начался ваш путь в актерскую профессию?

— Наверное, надо искать истоки в детстве. Я очень верю в генетику, а дедушка по маминой линии был врачом по профессии – и актером по природе. В маленьком уездном городке Очакове существовал любительский театр – судя по всему, довольно хорошего класса. И дедушка играл в «Ревизоре» и многих других классических спектаклях. Он, по рассказам бабушки, владел несколькими музыкальными инструментами, знал множество песен. Видимо, мне это передалось. Да и город, где я родился — Одесса — в те времена славился своими театрами и актерами. Когда я учился в школе, нас по нескольку раз в месяц водили в одесский Театр юного зрителя, Русский театр, кукольный театр. Меня с раннего детства завораживало все, что связано с театром: как люди в красивых костюмах ходят по сцене, живут какой-то особой жизнью, гримируются. Все это вызывало ощущение комфорта. Правда, спустя многие годы я понял, что комфорт и сцена — понятия несовместимые. И актерство — тяжелейший психофизический труд, в котором человек должен воссоздавать жизнь другого человека путем огромных душевных затрат.

— Почему вы выбрали именно ленинградский театральный институт?

— Я мечтал получить образование в каком-нибудь большом городе – и, конечно, стремился в Москву или Петербург, где ни разу не был. Зимой, предшествовавшей поступлению, я поехал в Москву и…испугался. После маленькой, спокойной и неторопливой Одессы я оказался в пространстве совершенно иных скоростей, огромных домов, окруженный толпами куда-то спешащих прохожих… На Новом Арбате у меня буквально закружилась голова от страха. К тому времени моя хорошая одесская знакомая, большая любительница театра, каким-то образом оказалась в Ленинграде и поступила в театральный. Я с ней переписывался, и она меня уверяла, что мне тоже надо поступать — мол, «тут такие нарасхват». Так я и решил отправиться в совершенно незнакомый город, о котором знал только, что это город революционный и там есть «Аврора», Эрмитаж и Большой драматический с великим Товстоноговым во главе. Надо сказать, БДТ я потом долгие годы в священном трепете обходил стороной. Более того, авторитет Товстоногова был столь велик, что когда его хмурая интеллигентная фигура появлялась в институте, мы скорее старались убежать, чем подойти и поздороваться.

Словом, в итоге я поступил на курс к главному режиссеру театра им. Ленсовета Владимирову, которого знал только по фильму «Твой современник». Он был огромного роста, ходил в шикарных костюмах, носил дорогие рубашки, а его седина в сочетании с голубыми глазами давала сногсшибательный эффект. И наша первая встреча напоминала сцену из «Собачьего сердца», когда профессор Преображенский знакомится с Шариком, тогда еще собакой. Я чувствовал себя бездомным псом, взятым в великолепный дом аристократичного, роскошного Владимирова, в которого, без преувеличения, влюблялись все.

— Существует немало талантливых актеров, не получивших специального образования — Андрей Мягков, например. Значит ли это, что для достижения высот в этой профессии учиться не всегда обязательно?

— Наверное, можно стать, к примеру, осветителем и учиться «на ходу». Но, на мой взгляд, актерство — очень серьезная профессия. И мне кажется, ее азам нужно обучаться обязательно. Могу привести пример: находясь как-то в Канаде, я случайно попал в детскую спортивную школу «Монреаль Канадиенс» и увидел, что на лед там детишки буквально из колясок выползают. Едва сделав первые шаги, они начинают ездить на маленьких конечках, держат в руках крошечные клюшечки, им показывают, как правильно падать — и в итоге хоккей становится их жизнью.

Чтобы сцена стала жизнью, я считаю, нужно обязательно освоить азы этой профессии, а их может дать только мастер. Сейчас, к сожалению, актерские курсы не всегда ведут настоящие мастера, но мне очень повезло: я учился четыре года у истинного профессионала. Мы с первого курса выходили на сцену — в эпизодах, в массовках. Многие отсеялись и ушли, не выдержав напряжения. Дело в том, что актер — профессия очень необычная, «не для всех», оттого и конкурсы в театральных вузах огромные.

— В чем главная трудность актерской работы?

— Самые главные сложности возникают в процессе погружения в материал – каким бы талантливым и мастеровитым артист ни был. Приходится «ломать» себя, постоянно заставлять что-то делать, иногда менять привычки, даже голос и походку. Вдобавок ты ведь не главный в этом процессе, основное действующее лицо – режиссер. И не всегда актер с режиссером находится в плодотворном диалоге, не всегда нервная система актера готова принять то, на чем настаивает режиссер. Поэтому актер во время погружения в роль даже на улице продолжает репетицию, даже во сне. Мне, например, по ночам иногда снятся хорошие идеи, которые я потом реализую на сцене. И не надо забывать, что есть еще и «его величество партнер», с которым тоже нужно сговориться, соединиться, сродниться — а не всегда это возможно, поскольку существуют разные театральные школы, разные взгляды на вещи. Преодолеть все эти сложности помогает только терпение и любовь к искусству.

— Что вас больше всего радует в вашей работе?

— Позитив. В актерской профессии удерживаются только те, кто способен на постоянную и нещадную эксплуатацию своей нервной системы. У нас очень много цейтнотов, стрессов и так далее, и чтобы все это выдержать, нужен позитив: хорошие отношения в труппе, улыбки, братания, импровизации, актерские капустники. Если за кулисами весело, то тяготы нашей непростой работы переносятся легче.

— Что для вас первостепенно — кино или театр?

— Я очень люблю кино и людей, которые им занимаются. Но у меня были периоды, когда я не снимался: просто не приглашали. А ходить по студиям и скрестись в кожаные двери — это не мое. Я работал в театре, играл в антрепризах. Ошибаются те, кто ждут съемок в кино как манны небесной: они постепенно теряют актерские навыки и зачастую живут иллюзиями.

— Какие качества и способности необходимы, чтобы достичь успеха в актерской профессии?

— На мой взгляд, в первую очередь это непосредственность. Кроме того, огромное терпение и фанатичная любовь к этой профессии. Но, боюсь, здесь нет и не может быть единой формулы: сколько актеров — столько судеб, путей и характеров.

Иван Михайлов
интернет-портал "Вакансия.ру", 26.09.2008