www.s-migitsko.ru

Сергей Мигицко: «Массовую драку в Ленинграде устраивали раз в месяц»

Почему-то считается, что комики в повседневной жизни - люди мрачные. Это суждение полностью опровергает известный петербургский актер Сергей Мигицко. Он остается удивительно позитивным человеком: любит веселые компании, хорошие шутки, активно болеет за «Зенит», сам частенько выходит на поле в составе команды Театра имени Ленсовета.

Говорящий памятник сыграл молча - забыл текст

Но начиналась актерская карьера одессита Сережи Мигицко с ролей отнюдь не комедийных.

— Одесса 60-х была творческим городом. У нас в школе был сильный драмкружок, а в моем классе учился сын одного из ведущих актеров одесского Театра музыкальной комедии Семена Крупника. В третьем классе папа поставил с нами одноактную пьесу «Семейный совет», которая получила самые лестные оценки на городском смотре самодеятельности. Там два брата и сестра прорабатывали третьего брата - двоечника. Я играл героически-резонерскую роль старшего сына-отличника.

Но в школьной самодеятельности у меня было несколько провалов, когда я вдруг забывал текст. Приходилось даже давать занавес. А однажды нужно было на городском празднике заменить профессионального артиста - сыграть оживающий памятник неизвестному солдату. Выучил стихи наизусть. Конферансье торжественно произнес: «И даже памятник заговорит…» На меня направили свет, а я молчу. Вокруг все текст шепчут, а я - ни слова. Так и простоял молча. Зато до сих пор те стихи помню прекрасно.

Кстати, в семейном архиве у актера есть интересные фотографии его дедушки по материнской линии. Он был врачом, но все свободное время отдавал любительскому театру. На одном снимке доктор запечатлен в роли городничего из гоголевского «Ревизора». Возможно, любовь к театру внук получил по наследству.

Студентом стал случайно

Отец хотел, чтобы сын был военным. Самого же Сергея тянуло в море. Для одессита это стремление понятно. Но любовь к театру победила.

— Я поступил в театральную академию в 1970 году. Тогда она еще называлась Ленинградским институтом театра, музыки и кинематографии. Признаюсь, что оказался там я совершенно случайно. У меня был выбор между Москвой и Ленинградом. А в ЛГИТМиКе просто училась девочка из нашей театральной студии. Она поступила годом раньше в класс Василия Меркурьева и писала в письмах: «Приезжайте, здесь так интересно, такие замечательные мастера…» Меня она особенно сильно агитировала. Признавалась, что в институте — дефицит «комедийных ребят». Все хотят быть героями. А я тогда свое будущее связывал с комедией. Мне очень нравилось смешить людей. И сделал выбор в пользу Ленинграда. Это была абсолютная авантюра. Люди как-то готовятся, приезжают заранее, осматриваются. Я же никак не готовился. Для меня переезд в Ленинград был сродни полету по маршруту Одесса — Марс. О городе на Неве знал только понаслышке. Но ленинградцы мне очень нравились — простые люди несли в себе какую-то особую культуру.

Свой вступительный репертуар я помню очень хорошо. Он был, прямо скажем, не велик. Я читал «Сказку о попе и о работнике его Балде», басню Крылова и рассказ Чехова «На гулянье в Сокольниках». Еще пел песню «Это дело приключилось в королевстве а-бэ-цэ. Короля однажды ночью вдруг не стало во дворце» и танцевал цыганочку.

— Это был потрясающий учитель, — вспоминает актер. — И курс оказался необычный. В нем были представлены самые разные амплуа. Владимиров очень гордился нашей примой всех времен Алисой Фрейндлих и подбирал «сильных» девочек. Прошло уже много лет, и теперь на нашем курсе пять народных артистов. Это заслуга мэтра, который увидел талант в абитуриентах и сумел его развить. У него была мечта — омолодить труппу Театра имени Ленсовета. На базе нашего курса даже открылся молодежный театр. Но долго он не просуществовал — Игорь Петрович был очень занят на «большой» сцене. Но в итоге вся молодежная труппа была зачислена в Театр имени Ленсовета. Вот и я с 1975 года - артист этого театра. О чем нисколько не жалею.

О его гитаре слагали песни

— Миша Боярский учился на два года старше, но очень любил наш курс. Он приходил на все наши экзамены и зачеты, а позже женился на моей сокурснице Ларисе Луппиан. Мы очень много праздников вместе проводили. Он был в одной тональности с нами. Просто сидеть за столом — не для нас. Мы все время к кому-то ехали. Встречались компаниями, играли на гитарах. Миша — прекрасно, я, конечно, не так хорошо. Но гитара была моей постоянной спутницей. В нашей курсовой песне даже поется:

Любопытно

Ни один месяц не проходил без драки

— В институте была сильная кафедра сценического движения, которой руководил профессор Иван Кох. Там нас учили драться на шпагах, саблях, мечах или просто врукопашную. И мы любили повыпендриваться: в общественном месте - где-нибудь в центре города, на остановке автобуса или трамвая — начинали махаться. Драка шла по законам сценического искусства и, конечно же, обходилась без травм. Но со стороны она выглядела очень натурально. Прохожие были в шоке. Кричали: «Разнимите их! Прекратите хулиганство! Вызовите милицию!» Когда поднимался ор, мы кидались врассыпную. До привода в участок дело ни разу не доходило. Раз в месяц мы такую драку обязательно устраивали.

Болеть надо без истерик

— Физкультуре в ЛГИТМиКе уделялось большое внимание. Она же входила в зачет. Зимой обязательно бегали в ЦПКиО на лыжах. И мне — мальчику из Одессы — приходилось несладко. Я-то и снег настоящий только в Ленинграде увидел. Иногда приходилось хитрить — отсиживался в кустах и выскакивал, когда все финишировали.

В Одессе я болел за местные СКА и «Черноморец», за киевское «Динамо». Году в 73-м в Ленинграде первый раз пошел на футбол с однокурсниками. В «Зените» тогда еще Павел Садырин играл. Меня поразил аншлаг на стадионе имени Кирова и удивительная атмосфера, царившая на трибунах: 70 тысяч человек вскакивали в едином порыве. С тех пор я — верный поклонник нашей команды. Конечно, когда играли ленинградцы с одесситами, — душа разрывалась. Но болеть нужно без истерик. Это, кстати, относится и к уходу из «Зенита» Адвоката. Не мы принимали это решение, и следует относиться к нему спокойно. Адвокат много сделал для команды, но надо двигаться вперед. Вот в «Челси» меняются тренеры, да еще какие. И никто трагедии из этого не делает. «Зениту» нужен наставник, всецело преданный своему клубу.

Максим КОНЧАРОВ, "Комсомольская правда (СПб)", 13.08.2009