www.s-migitsko.ru

Сергей Мигицко:
"Театр — как любовь: когда можешь, еще не умеешь. Когда умеешь — уже не можешь"

В гостях у "Нашей Газеты" побывал актер Санкт-петербургского государственного театра имени Ленсовета, народный артист России Сергей Мигицко.
На прошлой неделе в Даугавпилсе гостили актеры Санкт-петербургского государственного театра имени Ленсовета, заслуженные артисты России Сергей Мигицко, Ирина Соколова, Анна Алексахина, Сергей Кузнецов. Артисты такого высокого уровня — редкие гости в нашем городе. Тем приятнее было не только побывать на замечательном спектакле "Сидеть! Лежать! Любить!", но и пообщаться лично с теми, кого часто видишь на экранах телевизоров.

Семейная пара, но только на сцене

— Скажите, почему в Латвию вы привезли именно этот спектакль?

— Что может быть лучше темы любви? А здесь представлена любовь в чистом виде, на всех уровнях: между людьми, между мужчиной и женщиной, между мужем и женой. Какая беда может подкрасться к семье, если люди живут долго вместе, привыкают к налаженному ритму жизни и становятся безразличными друг другу? Пьеса Генри "Сильвия" — знаменитая комедия, много лет она пользовалась успехом на Бродвее, в американском театральном квартале в Нью-Йорке. Почему мы выбрали название "Сидеть! Лежать! Любить!" — становится ясно после просмотра публике, которая знает, что такое настоящий театр. А именно на такую публику мы всегда и ориентируемся. Вообще, к слову, латвийские зрители просто замечательные. Не зря же москвичи играют первые спектакли именно в Риге.

— Спектакль о любви. Что же такое любовь?

— Когда-то я играл последнего романтика нашего времени в спектакле "Ты, и только ты". Поэтому могу сказать словами из этой пьесы, которые не требуют комментариев: "Ты меня любишь, я тобой пользуюсь. Пользуйся и ты мною, потому что, что бы ты ни сделала — перепила, переспала, вышла из себя, вошла в себя, — я все прощаю тебе заранее, потому что я навеки твой и я навеки верен. Любить человека — это значит любить его в самые тяжелые минуты..."

— Сергей Григорьевич, насколько Вам близка роль Грега в этом спектакле?

— Когда мы готовили премьеру, я придумал название "Дяде Грегу 48". Моему герою 48 лет: как раз столько было мне, когда мы начинали работать над пьесой. Что происходит с мужчиной, когда он приближается к этому возрасту, какие процессы происходят в его душе, о чем он думает, о чем мечтает, чего ему не хватает. Вот это все в пьесе есть, и все это мне близко. Я всегда по жизни был оптимистом, но сейчас иногда чувствую, что мне как раз оптимизма очень не хватает. И тогда я задумываюсь, где я его утратил, куда он подевался? Спектакль дает ответы на эти вопросы.

— Какие же процессы происходят с мужчиной в этом возрасте?

— Он просто устает от однообразия. И тогда ему приходится, увы, либо смириться со своим старением, либо этому как-то воспрепятствовать: быть активным, найти занятие, увлечение, иметь свою компанию, обмениваться энергией. А главное — испытывать чувство любви. Сильвия — это ведь не просто собака.

— В этом спектакле, как и во многих других, Вы играете в паре с Анной Алексахиной. Вас связывает только сцена?

— И сцена, и глубокая привязанность. Заслуженная артистка России, актриса театра имени Ленсовета Анна Алексахина, не побоюсь этой фразы, — главная партнерша всей моей жизни. С Анной мы дружим много лет. Первая наша совместная роль была в киносказке "Снежная королева". Я играл атаманшу разбойников, а Анна играла маленькую разбойницу, мою дочь. С тех пор и повелось: совместный спектакль с Михаилом Боярским "Интимная жизнь", "Любовник" Пинтера, да всего не перечислишь. Мы с Анной подсчитали, что вместе играли семейные пары больше десяти раз, но при этом остаемся друзьями, дружим домами, и ни разу серьезно даже не целовались.

Я одессит, а это значит...

На предваряющей спектакль пресс-конференции в отеле Paradize Анна Алексахина выразилась так: "Мы — питерцы, эдакие болотные цветы, у нас совершенно особая ментальность. А Сергей — это яркая, контактная и солнечная личность, которая всегда дает нам огромный заряд энергии. За это мы его и любим."

— Сергей, Вы одессит...

— А это значит! Ведь в чем феномен одессита? Это человек, в котором смешаны несколько кровей, у которого есть родственники двух-трех-четырех наций. Это не может не отразиться на характере.

— Наверное, тяжело человеку южному вживаться в холодную питерскую действительность. Насколько известно, одесситы артистичны от природы — они поют, танцуют, рассказывают смешные байки...

— Одессита спрашивают: "Скажи, пожалуйста, что такое любовь?" Одессит отвечает: "Любовь это фонтан". "Нет, вы ошибаетесь!" "Ну, значит, не фонтан!" Так вот, вы абсолютно правы. На самом деле несколько первых лет в Питере мне было очень сложно — я не получал ни тепла, ни душевности. Вокруг замкнутые, холодные, тихие люди. Я своим громким смехом, громким голосом там выделялся как нечто чуждое. Сразу было видно, что я не местный. Но постепенно Петербург меня по-настоящему околдовал. Я стал одним из петербуржцев. И сейчас я очень люблю эту холодность Петербурга, его сумерки, туманы. Хотя тумана там больше чем нужно, не хватает солнышка. Но я люблю, по-настоящему люблю Питер.

— Вы снимались в фильме "Искусство жить в Одессе". Насколько вам история про Беню Крика знакома? Или это плод воображения Бабеля? Или это не более, чем живущие в Одессе легенды, а на самом деле такого никогда не существовало...

— Я действительно знаю эти истории. Бени Крика не было, это Бабелем придуманные имя и фамилия. Но мне кажется, что обязательно был такой человек. Может быть, какой-нибудь Мишка Япончик — знаменитый одесский налетчик, может, кто-то еще. Чем хороша эта ситуация и чем она мне близка? Все эти люди были романтиками. Они спрашивали разрешения на налет, они очень сильно извинялись после этого, оставляли адрес, где их можно найти в случае чего, если кого-то ранили, доставали деньги на лечение. Оружие доставалось крайне редко: о том, что они шли на налет, знало по-крайней мере пол-Одессы. Сейчас никто так не делает.

— Актер за свою жизнь переживает множество жизней — то он герой, то он злодей, романтик или трагическая фигура. А в действительности вам приходилось быть героем или злодеем?

— К сожалению, да. Видите ли, нас строит жизнь. В зависимости от того, что она предлагает, мы и поступаем — преодолеваем множество барьеров, обходим множество помех. И от того, как ты это сделал — ты либо герой, либо злодей. Но, может быть, потому, что я одессит, меня всегда учили отзываться на чужую проблему, по мере возможности помогать человеку. И я никогда не был безразличным. Я мог не успеть оказать помощь, но безразличным никогда не был. Это не геройство. Трудно сказать, какой поступок вообще можно назвать героическим. Я уверен, что даже люди, которые совершали подвиг на войне, никогда не думали о подвиге, они думали о задаче, которая должна была быть выполнена. Артист тоже работает на задачу. И думаю (не побоюсь этого слова), что все артисты совершают подвиг. Ведь актер пропускает каждую роль через себя, каждый вечер отдает себя сполна, забывая о том, что есть семья, дела, развлечения, есть футбол, в конце концов.

— Кстати, о футболе. Правда ли, что Вы заядлый футбольный болельщик?

— Это верно. Завтра (от ред: в минувший четверг) в Питере играет "Зенит" с "Севильей". Я должен успеть на стадион. Вообще я болел за "Черноморец", "СКА" одесское, киевское "Динамо", а когда приехал в Питер, то, конечно, как и все, начал болеть за "Зенит". С тех пор мы сине-бело-голубые. В прошлом году я был на чемпионате мира в Португалии, получил огромное удовольствие от организации, от праздника, который был устроен. Я очень люблю футбол, благодаря ему я могу уйти от всех своих проблем, во всяком случае, от почти всех.

Знакомьтесь, Андерсен

Сергей Мигицко закончил в 1974 году Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Начал работать артистом в Малом драматическом театре, после чего уже более тридцати лет является актером Петербургского театра им. Ленсовета. Он — народный артист России, снявшийся в тридцати с лишним фильмах. "Соломенная шляпка", "Искусство жить в Одессе", "Ловушка для одинокого мужчины", "Сирано де Бержерак", "Виват, гардемарины!", "Дура", "На кого Бог пошлет", "Улицы разбитых фонарей" и многие другие широко известные фильмы с его участием любимы миллионами телезрителей.

— Трудно совмещать работу в театре и в кино?

— Совмещать эти два вида искусства действительно очень трудно, но мне везло: когда в театре был пробел, я получал роль в кино. И мне посчастливилось работать с хорошими режиссерами — как в кино, так и в театре. Сейчас я снялся в серии "Убойной силы" — меня очень привлек сценарий. Надо было сыграть интеллигентного человека, знаменитого писателя, которого не издают и ставят ему условия — написать милицейский детектив из нашей жизни, и тогда выпустят в свет его романтические повести. Мой герой идет в убойный отдел, начинает расследовать дело и одновременно пишет, издает детектив. Потом я снялся в многосерийной телевизионной картине "Доктор Живаго", она должна скоро выйти на одном из российских каналов. Компания актеров очень серьезная — Живаго играет Олег Меньшиков, еще там снимаются Олег Янковский, Чулпан Хаматова, Володя Ильин, Алексей Петренко. Я играю адвоката Григория Осиповича Гордона.

— Насколько известно, сейчас Вы снимаетесь у Рязанова, причем в главной роли...

— Да, играю того самого Ганса Христиана Андерсена в фильме "Андерсен". Больше ничего вам не скажу. Дело в том, что в процессе работы я мало рассказываю о роли. Отмечу лишь, что это очень серьезная работа, бесконечно интересный сценарий: три возраста Андерсена. Совсем крошечного Андерсена играет сын Дмитрия Харатьяна — совершенно потрясающий ребенок, молодого Андерсена играет актер Станислав Рядинский, с которым мы очень сильно похожи. А я играю 40-летнего Андерсена, но в гриме. Кстати, Рядинского в театральной среде шутя все называют моим незаконнорожденным сыном, потому что он очень на меня похож, даже ухмылки у нас одинаковые.

— Ролей было так много. Есть ли любимые?

— У меня нет ролей нелюбимых. Роль, над которой я работаю, занимает все мои мысли. Без этого нельзя. В душе артиста есть некая болевая точка, и этой болью хочется поделиться со зрителями. В этом искусство актерской игры. Сейчас я играю в спектакле "Фредерик, или Бульвар преступлений". Это моя любимая роль, которой сейчас я отдаюсь целиком и полностью. Это спектакль о знаменитом французском артисте 19 века Фредерике Леметре. Такая знаковая фигура во Франции. Мне очень близок этот персонаж, этот спектакль. Мой герой Леметр говорит о театре, и я с ним согласен: "Театр — как любовь: когда можешь, еще не умеешь. А когда умеешь — то уже не можешь..." Очень быстро идет жизнь, мы не успеваем сыграть сотой части тех ролей, о которых думаем. Но есть некая математическая формула, которой я придерживаюсь: чем больше вкладываешь в роль, тем больше получаешь отдачи.

— Вы хотели бы сказать что-нибудь даугавпилчанам?

— Мое пожелание не оригинально: мира и добра. Чтобы Бог улыбался, когда смотрел на ваш город. Женщинам желаю быть всегда красивыми, мужчинам желаю быть сильными. В последний раз я был у вас лет пять назад, и у меня ощущение, что город стал лучше. Не могу понять почему, но кажется, что Даугавпилс преобразился в лучшую сторону — похорошел, расцвел. Нам надо чаще общаться, обмениваться своими радостями и достижениями, взаимообогащаться. Я очень люблю Латвию и Даугавпилс. Здесь живут мои друзья, которых я люблю.

Светлана Кубасова,
"Наша газета" (Дауговпилс), 01.12.2005