www.s-migitsko.ru

Сергей Мигицко: «Делиться радостью - тяжелая штука»

В последнее время известные режиссеры в кино и театре ставят классику. Шахназаров - «Палату № 6», Захаров - «Вишневый сад», Соловьев - «Анну Каренину». На сцене «Ленсовета» недавно состоялась премьера «Ревизора», где Городничего играет Сергей Мигицко.

— Назовите мне современное произведение, где заложена такая гамма чувств, как, например, в «Анне Карениной»? Для меня классика - это определение, не имеющее временных границ. Ее можно играть и в современных костюмах. Мир гоголевских героев для этого особенно подходит. Потому что бюрократическая машина в России устроена так, что всегда будет на полном ходу. И в наши дни где-то есть такие городничие, хлестаковы, ляпкины-тяпкины, земляники. И их жены! Поэтому «Ревизор» столь актуален. Ну а людям нравится смотреть на себя со стороны.

Городничего… жалко

— В вашем Городничем так и видится нынешний крупный чиновник. Всесильный у себя дома и боящийся даже тени начальства. Запечатлели конкретную персону или это собирательный портрет местной элиты?

— Ни за кем не подсматривал. Просто суммировал те обстоятельства и факты, которые мне известны. У Гоголя все написано! Кроме того, передо мной были блестящие Городничие, которых создали Папанов, Весник, Лавров. Я видел их градоначальников. Да и сам, молодым артистом, играл Хлестакова.

— Антона Антоновича почему-то немного жаль, в отличие от действующих слуг народа.

— Гоголь всегда вкладывает своим героям, даже самым отрицательным, человеческие нотки. Ихарев, плут и мошенник, заявляет: «Всегда найдется тот, кто тебя переплутует. Уж такая надувательская земля». Так считает прощелыга, талантливый аферист. И мой Городничий подтверждает: «Меня обманули».
А задача актера - создать такой образ, чтобы у персонажа были болевые точки. Чтобы его ненавидели, а иногда и жалели. Вот я и стараюсь играть человека, попавшего в переплет. Чем, в принципе, виновата жена? Она выполняла задание мужа, чтобы гостю во всем было хорошо. Чем провинилась дочь - ничем. Может, по-настоящему влюбилась, впервые в жизни. Все это запросто может происходить и сейчас.

Сатира есть? Берем!

— Заговорили о любви. Сегодня многие живут без этого чувства. Можно ли им помочь?

— Только тем, что побольше снимать фильмов о любви. Писать книги, вести передачи, разговоры, дискуссии. Раньше любви, красивой, подлинной, на экранах было много. И сегодня у нас есть мастера, которые умеют вести разговор со зрителем, читателем на эту тему. «Анна Каренина», о которой упоминали, - фильм о настоящей любви.
У людей это чувство не потеряно. Наоборот, несмотря на весь прагматизм бытия, размытую нравственность - фильмы, спектакли «про любовь» очень востребованы. Знаете, есть такой несколько циничный тест у администраторов театров. Организуются, например, гастроли в том или ином городе, составляется программа. И у администратора спрашивают: «Что ты нам везешь? Юмор, любовь есть? Тогда берем».

— А как быть, если «разлюбят» друг друга целые народы? Вы из Одессы и постоянно ездите в родные края. Как сами украинцы воспринимают затянувшийся политический развод?

— На Украине гостил месяц назад. И хотя сегодня отношения между государствами не из лучших, думаю, все наладится. Слишком много нашими дедами и отцами вложено в эту дружбу. Сложившиеся неразбериха и непонимание - дело временное. У нас общие музыка, искусство, любовь. Общие дети, внуки. Я сам и русский, и украинец. Чего больше - неизвестно. А в Одессе нормальное настроение. Там ко всему относятся с юмором. Хотя чтобы переварить нынешнюю ситуацию, надо очень много юмора.

Зритель не дает расслабиться

— Вам удалось зримо прочувствовать всенародное признание. Год назад горожане открытым голосованием избрали вас королем петербургского карнавала. Хотя вы не скрывали, что сам не очень веселый человек.

— Радовать людей меня учили с детства. В одесском дворе мы жили по правилу: доставь радость другому, а он подарит ее тебе. Сейчас принято приглашать на праздники тамаду. А мы и в детстве, и в юности веселились сами. Говорили: ты будешь петь, ты сыграешь на балалайке, ты станцуешь. Все это шло от души.


Сегодня люди стали гораздо меньше делиться, сочувствовать друг другу. Счастье, что у меня нет такого дефицита. Есть компании, где независимо от возраста и профессии, мы общаемся, кривляемся, не теряем ощущение детства. Этим я хотел бы заразить других. Хотя делиться радостью - тяжелая штука. Надо иметь ее в себе столько, чтобы хватило остальным. Непосильная задача.

— После нашего интервью вы уезжаете на съемку в Москву. Переманивают в столицу?

— Да я сам никуда не поеду! Очень люблю Питер, наш театр, зрителя. Непростого, который не дает расслабиться, которого нужно все время удивлять. Наш зритель - не сахар. Но мне нравится здесь жить и работать.
В Ленинград - Петербург я приехал 17-летним мальчишкой. Необузданным, глупым, худым, легкомысленным дураком. Счастье, что здесь во мне что-то увидели, что мной заинтересовался мой учитель Игорь Петрович Владимиров. Меня взяли, пригрели, обучили. Этот город вдохнул в меня часть своей великой культуры: музыкальной, архитектурной, художественной. Живу здесь уже 30 лет и, слава Богу, меня держат за своего. Такие чувства обмануть нельзя. Так что куда я уеду, зачем?

Елена Данилевич,
газета "АиФ Петербург", 09.09.2009